Правовой фундамент для системы открытого дистанционного образования.

Создание глобальной системы открытого дистанционного образования должно опираться на специфический правовой фундамент. Интеграция образовательных структур предполагает не только обмен опытом и сотрудничество в сфере конкретных программ, но и развитие этого фундамента.

Что это за фундамент? Нельзя ли обойтись без него? Почему он так необходим? Почему Министерство образования России вот уже несколько лет не решается ввести официально открытую дистанционную форму обучения, в то же время активно собирая Всероссийские и Международные конференции посвященные ей?

Представьте ситуацию. В вузе, много лет выпускавшем специалистов на платной основе (как-то формально названной) по очной форме обучения, возникает новая форма - дистанционная. Хозяйственник видит в этих формах всего два отличия:

В обоих отличиях хозяйственник видит скрытую угрозу материальному благополучию вуза.

Как бороться с проблемами, несомыми первым отличием, примерно понятно: во-первых можно надеяться на министерство, у которого можно, в конце концов, получить научно-методические либо финансовые средства, во-вторых можно объединиться с соседями в ассоциацию и тем самым сэкономить, в-третьих - в руках ректора есть немало средств поднятия "бескорыстного энтузиазма" ППС.

Второе отличие представляется более грозным. Диплом ведь выдается одинаковый при любой форме и технологии обучения.

Студенты, в массе своей, обычные люди - им выгоднее учиться в более дешевой форме и их массовый переход, естественно значительно нарушит финансовую картину вуза. С другой стороны - при снижении оплат за обучение количество обучающихся станет больше. И это внушает хозяйственнику некоторый оптимизм.

Как быть со вторым отличием? Первое, что приходит в голову - восстановить запись в диплом формы обучения выпускника. Но это не решает проблемы поддержания очной формы, поскольку российская система найма на работу не ориентирована законодательно на приоритеты образования.

Вот простая мысль. В отличие от США, где работодатель обязан принимать на работу претендента с более "дорогим" дипломом (т.е. с более высоким официальным рейтингом), в России очередность приема на работу мало зависит от престижности выдавшего диплом вуза либо формы обучения претендента.

Российский Закон не регламентирует эту ситуацию, не защищает права выпускников вузов. Именно здесь, на наш взгляд "зарыта собака". Именно поэтому дистанционная форма обучения принята практически везде, кроме России.

Поэтому, предполагаемая правовая база обязательно должна включать акты, защищающие и оговаривающие права выпускников при поступлении на работу в зависимости от качества диплома (оценок) и престижности (рейтинга) выпустившего его образовательного учреждения. Принятие таких актов должно сопровождаться созданием региональных комиссий, ведущих мониторинг качества образования и устанавливающих таблицы рейтингов учебных заведений, учитывающих форму обучения.

Теперь перейдем к проблемам внедрения открытого образования. Открытое образование - развитая форма дистанционного образования.

Открытое образование - это когда учащийся обучается разным дисциплинам одновременно в разных учреждениях, в разных странах и на разных языках, неограниченное время. Какой диплом он получит? Того вуза, где он сдал большинство дисциплин или того, где защитил диплом? Или это будет какой-то особенный диплом, выдаваемый уполномоченной министерством комиссией?

Каков будет рейтинг этого диплома в официальных таблицах ведущих держав мира, не говоря уже о России?

Заданные здесь вопросы очерчивают некоторую схему правового фундамента, его скелет. Мы надеемся, что изложенное будет способствовать созданию названного фундамента, без которого буксует не только развитие дистанционного и открытого обучения в России, но и интеграции Российской образовательной системы в общемировую.


См. также:

  • Переводы носителями английского и французского языков в бюро переводов;
  • Диспетчеризация лифтов в наши дни.